E-mail: info@opera-ballet.com.ua Касса театра: 778-44-69 - Коммерческая касса: 744-82-19 - Главный администратор: 778-44-73 - Приемная: 744-03-26
Welcome visitor you can log in or create an account

Александр Шароваров: «Хор Днепра спел в китайской опере за 3 миллиона»

50 артистов хора Днепропетровского академического театра оперы и балета пригласили на Международный проект — постановку в Китае оперы «Dream of the Red Chamber» («Мечта о красной палате») по произведению, популярному в Китае так же, как «Ромео и Джульетта» на Западе. На премьере 8 сентября в пекинском Poly Grand Theatre побывал и директор оперного Александр Шароваров. «Вісті» расспросили его о впечатлениях от спектакля, о том, как днепровские артисты оказались в Китае, и чем будет интересен новый театральный сезон.

СПОНТАННЫЙ ПРОЕКТ

— Александр, как театр получил приглашение участвовать в этой постановке?

— Неожиданно. Вышли на нас с предложением, сказали, что слышали хор. Ведь продюсеры, когда приезжают, идут сразу не в кабинет директора, а в зрительный зал, смотрят спектакль с мыслью, что, может быть, что-то из этого получится. Я думаю, так примерно и было. Из разговоров знаю, что выбор велся между Краковским и нашим хором, и мы победили. Битвы хоров не было, просто продюсеры посетили оба театра, послушали оба хора, и в итоге выбрали наш. Хочется отметить нашего хормейстера Валентина Николаевича Пучкова, который в это дело поверил, мужественно взял на себя ответственность, рискнул, можно сказать. Его заслуга и в том, что хор отобрали для данной постановки: он ежегодно проводит жесткие переаттестации исполнителей.

Другой ­уровень

— Чем интересен этот проект?

— Обычно театр берут на гастроли с готовым продуктом. В данном же случае хор пригласили на постановочный период. В прошлом году в Сан-Франциско состоялась премьера оперы композитора и либреттиста Брайта Шенга «Dream of the Red Chamber». Он — выходец из Китая, живет в Америке. Как это принято на Западе, они поставили спектакль, несколько раз прокатили, и на том забыли. И в этом году Гонконгская корпорация «Армстронг Мьюзик» решила поставить оперу в Китае. Продюсеры провели кастинг солистов (и могу сказать, что все — высочайшего уровня), собрали интернациональную команду из 9 стран. В августе наши артисты полетели в Китай, где около месяца шел постановочный процесс. Это совсем другой уровень работы. Хор пел на английском, и над произношением с ними работали специалисты.

— Судя по всему, постановка дорогая…

— Бюджет оперы, по словам организаторов, — 3 млн. долларов. Спонсором выступила государственная корпорация Poly. И это все для 6 спектаклей: 8 и 9 сентября — в Пекине, 15 и 16 — в Чанг-ши, 22 и 23 сентября — в Вухане. Вот в чем разница между западным подходом и нашим: там постановка становится событием, потому что ее можно посмот­реть только в эти дни и в этом месте. А у нас, когда «Риголетто» можно смотреть 40 лет подряд в одном и том же исполнении, в одних и тех же костюмах и декорациях, то я иногда понимаю, почему зрители не ходят.

— Но на Бродвее, например, постановки тоже идут годами…

— Правильно, потому что это туристический центр. Все оперные театры мира построены на туризме. Давайте честно говорить, если вы не сумасшедший фанат оперы или балета, то не пойдете 5 раз на одну и ту же постановку. Вы можете посмотреть ее с разными исполнителями. Но если у нас одна и та же труппа, получается, что будете приходить все равно на одних и тех же. Пока в Днепре не появится туризм, до тех пор у нас не будет процветающего оперного театра с ежедневными аншлагами. Львов, Киев, Одесса — театры этих городов работают на туристическом потоке. Кроме того, что их здания — памятники архитектуры, туда просто приятно прийти на экскурсию. Поэтому в последнее время во Львовском оперном театре цифры посещаемости увеличились именно за счет количества экскурсантов, которые не идут на спектакли.

И У НАС ЭТО ЕСТЬ

— Вы были на премьере «Мечты…» Какие впечатления?

— Первые показы прошли в пекинском «Поли Театре», с залом на 1600 мест, очень, кстати, похожем на наш. Мне понравилась сценография: костюмы, современные двигающиеся декорации. Но сказать, что я на сцене увидел что-то такое, чего не видел в нашем театре, не могу. Прямая и обратная проекция на полупрозрачную гардину — это у нас есть в «Корсаре», другие приемы — в «Закулисье». То есть, я не потрясен чем-то увиденным на сцене. Но я потрясен тем, что государственная корпорация тратит такие деньги на оперную постановку. Наверное, этому стоит поучиться.

— Но для днепровских артистов хора участие в международном проекте, наверное, все равно стало бесценным опытом?

— Конечно. Во-первых, если наш балет востребован, много гастролирует, то хор не выезжал никуда лет 10. Исполнители увидели другую культуру производства постановки. Участие в международных проектах расширяет мировоззрение и поднимает самооценку. Потому что когда ты поешь в Днепре, где публика не ходит в оперный театр, ты не понимаешь, почему. И когда ты выезжаешь на проект с бюджетом 3 млн. долларов, ты осознаешь, что конкурентоспособен и стоишь больших денег, просто здесь этого кто-то не понимает. Эти люди приехали с другим кругозором и мироощущением. Я даже боялся, чтобы все приехали (улыбается). На самом деле, дай Бог, чтобы нас еще приглашали. Но для этого и артистам надо понять, что от того, как ты каждый день здесь показываешь спектакль, зависит то, позовут ли тебя куда-либо еще.

— Если речь зашла о деньгах, наладилась ли ситуация с финансированием театра?

— Да, на сессии областного совета было принято решение добавить финансирование. И с сентября в оперном восстанавливается заработная плата в полном объеме, с коэффициентом 2 за академичность. В конце сезона у нас ушло много людей, а в конце августа мы проводили новый набор, и когда люди услышали о зарплате, к нам приехали и с других городов: из Одессы, Киева. К сожалению, не можем пригласить всех артис­тов, которых хотели бы, потому что сразу встает вопрос о квартире. Зарплата должна быть такой, чтобы человек мог снимать квартиру, или должно быть ведомственное жилье.

ГЛАВНЫЙ КРИТЕРИЙ

— Уже начался новый сезон в театре? Что зрители увидят в ближайшее время?

— Мы начали новое производство балета «Щелкунчик». Будет абсолютно другая постановка. Худсовет прошел, первоначальные эскизы костюмов и декораций мы сдали, нынче идет работа в технических цехах. К сожалению, из-за системы «Прозоро» деятельность художников и театров усложнилась. Сейчас производство спектакля занимает в 2 раза больше времени.

— Премьера готовится к Новому году?

— Надеемся, что успеем. Закрывали прошлый сезон мы премьерой комической оперы «Любовный напиток». В новом сезоне зрители ее снова увидят.

— Вы довольны спектаклем?

— Главное, чтобы доволен был зритель. За долгие годы работы в театре я понял, что директору нельзя основываться на своих личных вкусах и предпочтениях. Есть мой не самый любимый спектакль «Кармина Бурана», который уже несколько лет пользуется неизменной популярностью, а моя самая любимая опера «Сельская честь», увы, нет. Только зритель может сказать что-то. Если он пошел на спектакль, значит, постановка хорошая. Мы должны работать для него. Других критериев я, как директор театра, не знаю.

НАТАЛИЯ РЕКУНЕНКО